Управление фото

Форма входа

Подписка на новости


Обратная связь

Сегодня у нас состоится беседа с мастером живописи, членом Союза художников России, членом Международной ассоциации изобразительных искусств АИАП ЮНЕСКО, профессором кафедры художественного образования Рафаэлем Асланяном

 

Рафо

Рафо (так называет себя Рафаэль) был моим учителем живописи. Он настолько мощный и сильный художник, что невозможно не заряжаться от него творческой энергией. Когда я смотрела, как он работает, это было как наблюдать за волшебником... За два месяца моего сотрудничества с ним он мне дал гораздо больше, чем художественная школа за два года. Помню, как посетила его занятие в колледже культуры, жалуясь на то, что в художке у меня ни разу не получалось нарисовать череп. 

- Значит, не уходи сегодня, пока черепушка тебя не устроит, - двояко ответил Рафо, хитро подмигивая.

Ученики писали какой-то архисложный натюрморт, а я - череп на подставке. Рисовала долго, часа три. Учитель иногда ко мне подходил и давал грамотные рекомендации... Я рисовала графитовым карандашом (по совету Рафо), особенность которого состоит в том, что им можно наносить как широкие пятна, так и вычерчивать тонкие линии.

  

 К концу занятия рисунок был завершён. *Тебе нравится?* - лукаво спросил учитель.

 Да, я была довольна своей работой! Это был мой первый и единственный удачный череп :)

 

Несколько лет спустя...

Рафо, я безумна рада Вас видеть после такой долгой разлуки! Вы, наверное, меня не помните...

 

Напрасно ты так думаешь. Я помню всех своих учеников! И тебя рад видеть вдвойне :)

 

Как-то раз Вы изрекли, что с художником разговаривать не обязательно, достаточно смотреть его полотна. Тем не менее, хочется познакомить читателя с весьма увлекательной информацией о Вас и Вашем творчестве, чтобы он получил величайшее наслаждение :)

 

- Я готов удовлетворить читателя ;)

 

Хм... Ладно, давайте начнем. Ваше полное имя - Асланян Рафаэль Егорович. Интересное сочетание фамилии, имени и отчества. Такое армяно-русско-итальянское. Рафо, как так получилось? :)

 

- Дело в том, что раньше внимание на национальности не акцентировалось. Теперь кругом политика, разобщающая людей. А прежде среди моих друзей, родственников было много людей с русскими именами. Просто нравилось имя, и ребенка так называли. Вот моя жена, например, чистокровная армянка, из Карабаха, ее зовут Людмила Ивановна, а сестра ее – Валентина Ивановна.

 

Поведайте нам свою биографию. 

 

- Я родился в городе Кировокане, учился в средней школе, учился, кстати, так себе. Больше любил заниматься спортом – боксом. С восьмого примерно класса увлекся изучением русской культуры. Я никогда не думал, что буду жить в России, и это мне понадобится. Но бывает, одна работа переворачивает в жизни человека все. Во всяком случае, со мной случилось именно так. Это была картина Саврасова «Грачи прилетели». Я смотрел на нее часами, и чем дольше я смотрел на эту картину, тем ближе мне становилась русская живопись. А это подтолкнуло меня интересоваться и русской культурой вообще.

 

Кто Ваши родители?

 

- Отец преподавал английский в школе, мама была домохозяйкой, в семье было трое детей, все сыновья. Я – средний. Отвести в художественную школу меня маме посоветовала учительница по рисованию. А сам-то я был более склонен к спорту. Но окружающие, близкие мне люди, что-то видели во мне и подталкивали к живописи.

 

Бокс и живопись – какое-то странное сочетание, Вам не кажется? 

 

- Да, наверное, даже несовместимое. Только через год после поступления в художественную Академию в Ереване я окончательно отошел от бокса… А ведь я даже организовал свою спортивную секцию, а тогда это запрещалось – спортивные секции не в государственном учреждении… Но в какой-то момент искусство меня захватило настолько, что я просто забыл обо всем остальном.

 

Знаю, что в Томске Вы обитаете уже не один десяток лет, и тем не менее: как судьба Вас занесла в этот холодный город после солнечной Армении?

 

- Именно судьба занесла :) Хочешь, верь, хочешь, нет, но этот город словно создан для души моей. Так бывает, что люди находят себе вторую родину в самом неожиданном месте. И я нормально отношусь к тем, кто из Томска уезжает, я ведь уехал из Армении. Значит, им тоже нужно что-то другое, не то, что есть… Не город важен, не масштаб, а окружение. Не зря сказал умный человек: «Счастье это когда тебя понимают». Здесь меня понимают.

 

В Томске учился мой сын, в медицинском институте. Почему здесь? Потому что он ходил в русскую школу, и я хотел, чтобы и дальнейшее его образование было русским. Главное, я не хотел, чтобы он воевал, а у нас там очень была неспокойная ситуация – война с Азербайджаном. Я вообще не люблю войну, не понимаю, как можно решать проблемы путем убивания молодых людей, которые, кстати, эти проблемы не создавали. Это дикость. И я вовсе не хотел, чтобы мой единственный сын погиб из-за глупости и нечистоплотности каких-то политиков, которые обладают пещерным мышлением… Пока он здесь учился, я работал в Татарстане – расписывал православные храмы. 

 

Мой старший брат жил тут, приехал сюда из Челябинска, и сына я отправил сюда. И вот, когда он уже полтора года тут проучился, я приехал его навестить. Походил по городу и сказал себе: «Ничего себе. Какая аура тут удивительная…» И мне захотелось тут жить. В Томске уникальные люди, здесь необыкновенная энергетика, которую я хорошо чувствую, и она меня к себе притягивает. Мне здесь уютно и комфортно. Думаю, что именно в этом чудесном городе я нашел свой последний "приют". Но в Казани остался недорасписанный собор. Я тогда договорился с одним замечательным московским художником, что он это дело закончит, позвонил батюшке, извинился… И остался тут. Мне сразу дали мастерскую. А это не так-то просто бывает, люди годами ждут. Меня удивительно хорошо приняли здесь.

 

Благодаря имени?

 

- Конечно, у меня уже было имя, но этого недостаточно. Я решил показать себя. Я увидел, что тут как раз готовится региональная выставка, и попросил разрешения у председателя местного союза художников в ней поучаствовать. Мне разрешили, и я специально для этой выставки сделал три работы. У меня не было при себе ни красок, ни холста, но было огромное желание приобрести тут друзей. И я эти три работы сделал на ДВП, рисовал пальцами, макая их в малярные краски. И на выставку у меня приняли все три работы, а это редко бывает. Так мое имя сразу стало тут на слуху.

 

Томичи - народ креативный, сумасбродный и веселый. Меня нисколько не удивляет, что для того, чтобы в томской губернии прославиться, достаточно на ДВП размазать пальцами малярные краски...  

 

- Знаешь, Пикассо сказал: «Материал учит художника». Если ты художник, и если ты находишься в правильном состоянии, ты найдешь способ применить то, что есть. Моя внезапно обретенная любовь к этому месту и мое желание заявить тут о себе каким-то образом спровоцировали сильнейшее вдохновение…

 

Вы рисуете исключительно в состоянии вдохновения? 

 

- Работать можно только в этом состоянии. Наработанное мастерство позволяет мне быстро и точно передавать на полотно сиюминутное ощущение, но я никогда не знаю заранее, какая в итоге будет моя картина, я ее не планирую, не делаю эскизов. Это похоже на то, как делают ребенка: вряд ли тут что-то заранее запланируешь. Так рождается истина.

 

Рафо, я, кажется, догадываюсь, но на всякий случай спрошу: кто или что служит для Вас источником вдохновения?

 

- На сегодняшний день с высоты прожитых лет могу сказать, что источник моего вдохновения - это знакомства с интересными людьми. Я получаю колоссальное удовольствие, общаясь с ними. Они, как музыка, увлекают, обогащают меня новыми эмоциями, впечатлениями и тем самым вдохновляют на творчество. 

 

Ответ меня несколько разочаровал, потому что я ошиблась в своих догадках... Ведь я, наивная, подумала о женщине! :)

 

- Не расстраивайся, я постоянно думаю о женщине! /смеётся/ Без неё никуда. И, безусловно, она - самый главный источник - свободная, чувственная, способная любить и быть любимой! 

 

Вот это уже разговор! :) Какова роль представительницы прекрасного пола в Вашем творчестве и жизни?

 

- Если раньше я мог слукавить, отвечая на этот вопрос, сейчас мне уже возраст не позволит это сделать. Земля вращается вокруг своей оси, а я вращаюсь вокруг женщин. Женщины - это цветы, а мы пчелы, прилетающие к ним за нектаром, чтобы сделать мёд.

 

Образ женщины как источника вдохновения для Вас был статичен или с возрастом менялся?

 

- С возрастом человек меняется, соответственно, его взгляды на жизнь тоже определенным образом корректируются. В молодости я мог наслаждаться только красотой и привлекательностью женщины. Сейчас я понимаю, что красота - это одно, но есть еще и слово "прекрасное". Женщина должна быть не только внешне привлекательной, у нее должен быть и богатый внутренний мир. От женщины мне стало важно получать не столько физическое удовольствие, сколько духовное. 

 

Какое место в Ваших работах занимает *женская тема*?

 

- Женщина у меня не только в картинах, она у меня всюду: и во сне, и на улице, и в транспорте. Я обращаю внимание не на кукольную внешность, а на интересное лицо, отражающее какое-то состояние: задумчивость, радость, печаль... Мне как художнику значимо, чтобы портрет нес определенную информацию, которую люди смогли бы *прочитать*. Вообще, на первом месте в моем творчестве - философская тема, размышления о человеке, об окружающем нас мире, где 70% занимает женщина, а 30 % - мужчина, преклоняющийся перед красотой этой женщины. Один из таких мужчин - я.

 

Хех :) Охотно верю :) Какой самый неожиданный подарок Вы дарили любимым женщинам? 

 

- Себя /подмигивает/

 

И они его принимали достойно? ;)

 

- Не всегда. Мне встречались разные женщины. Одни из них его ценили, другие баловались с ним, третьи его использовали. Я получал удовольствие от таких знакомств только тогда, когда чувствовал, что все, что я делаю, адекватно воспринимается и ценится. Чем интересна женщина? Она последние копейки достанет из кошелька и приобретет какую-то безделушку, парфюмерию для того, чтобы привлекать к себе внимание. А мужчины, не способные вовремя это заметить и оценить, убивают все и всех. Мне это как никому иному заметить дано. Я всего более внимательно, чем другие мужчины, смотрю вокруг себя. За всю свою жизнь я ни разу не прочел ни одно художественное произведение, потому что его написал человек со своими взглядами на жизнь, там отразилось его собственное мнение. У меня же есть природная самостоятельность, которая помогает мне создавать свой мир. Эти общечеловеческие знания, которые другие черпают из литературы, изначально существуют во мне, они заложены природой. Мудрец не обязательно должен быть начитанным, а начитанный человек никогда не станет мудрецом. 

 

Ваши картины экспонировались в Томске, Москве, во Франции, Германии и других странах. Как Вы считаете, энергетика ваших работ везде одинакова или ее потенциал проявления различен?

 

- Когда художник пишет картины, он, в первую очередь, делает это для себя. Он не думает, как *прочитают* их люди, он наслаждается самим процессом создания полотна. В любой стране, в любом месте найдется такой человек, который правильно поймет замысел автора, и встретится такой, который просто пройдет мимо. Мы творим для тех, кто поймет и оценит.

 

Как бы Вы охарактеризовали свой стиль?

- Не люблю прямолинейность. Пейзажи, портреты – это не мое. Редко бывает, что такие картины несут энергетику. Мне нравятся картины динамичные, я люблю, чтобы зритель думал вместе со мной. Символика, философия – вот это мое.

 

В одном из интервью Вы сказали, что человек познает свою профессию через своего учителя. А кто был Вашим учителем?

 

- Учитель - это слово из Библии. Нужно заслужить, чтобы называться этим словом, ведь можно всю жизнь оставаться педагогом. Мне с учителями сильно повезло. Невозможно назвать даже одну фамилию, поскольку у меня была армия хороших учителей. Я их "читал", вбирал в себя то, что они давали. Можно даже сказать, я это отбирал у них. Ведь и хорошим учеником быть тоже сложно. Что касается учителей, то ведь это не обязательно люди, с которыми ты контактируешь «живьем». Есть те, кто учит своими работами. Я не перестаю восхищаться и постоянно «читаю» полотна Модильяни, Оноре Домье, Франца Хальса, Тинторетто… Почему я говорю «читаю», потому что художник смотрит на полотна других художников не так, как обыкновенный зритель. Вы посмотрели, вам нравится или нет, а я читаю, как книгу – по неделе, по две: изучаю манеру письма, подбор красок, мазки… Все это говорит мне многое, многому учит.

 

Для того, чтобы писать картины, нужен талант, неожиданно нахлынувшее вдохновение, хороший Учитель, всё вместе или нечто иное?

 

- У человека должен быть, прежде всего, природный талант, эмоционально насыщенный внутренний мир. Это вкладывается в него природой. Все остальное - дело учителя, который должен заметить этот талант и помочь ему развиться. Как музыкант перед концертом настраивает струны инструмента, так и учитель живописи *настраивает струны* ученика, чтобы они заиграли. Если есть талант, учитель появится. Не бывает такого, чтобы талант не разглядели. При этом учитель в процессе работы должен быть хорошим психологом: вовремя заметить настроение ученика, приостановить его эмоции, правильно направить. Учитель - это призма, через которую молодые люди познают мир.

 

Есть ли у Вас свои секреты живописи?

 

- Мои картины - это моё состояние, которое может меняться в зависимости от различных обстоятельств. У меня есть очень интересное полотно, которое я никогда не выставляю и никому еще не показывал. Может, только после моей смерти его поднимут... В 2006 году мне было очень тяжко: я лежал в кардиоцентре и готовился к серьезной операции. Однажды в палату зашел врач и сказал, что операция назначена на следующее утро, готовьтесь. В тот день я просто сбежал из больницы. Сбежал в свою багетную мастерскую. Поставил чистое полотно и начал сходить с ума. Вокруг - никого, я один. Честно говоря, я настроился уже на то, что это будет моя прощальная работа. Поэтому все эмоции, чувства, вообще, все то, что у меня накопилось в жизни и что я хотел сказать этому миру, я буквально выплеснул на это полотно. И получилось то, что при жизни я никому не покажу. Очень тяжело смотреть на этот сгусток отрицательных эмоций. Это полотно способно уничтожить любое настроение... Слава Богу, я вышел из больницы - и опять запели птички, начали летать бабочки, заиграли яркие цвета и радужные краски. И я далеко спрятал то страшное полотно.

 

А какое Вы дали ему название?

 

- Я дал ему условное название "Последний крик". Я был настроен, что операция оборвет мою жизнь. Благодаря неимоверным стараниям томских врачей, я сейчас нахожусь с вами. Врачи, как и художники, от Бога. Всевышний отправляет их делать добрые дела на земле, через них решает нашу судьбу. И я тоже передаю людям в своих картинах то, что ниспослано мне сверху. Я проводник жизненной философии. По этому поводу расскажу притчу. По песчаной набережной под тусклым бликом луны идет человек. Вокруг никого нет. Вдруг он замечает, что рядом появляются чьи-то следы. Он останавливается и спрашивает, кто это идет рядом с ним. И голос ему отвечает: "Это я - ваш спаситель". Человек снова задает вопрос: "Если вы мой спаситель, тогда почему, когда мне было очень тяжело, ваших следов не было?" Голос ему в ответ: "И тогда были мои следы. Твоих следов не было. Потому что я тебя нес на руках". Вот вам философия жизни.

 

Выйдя из больницы, какую первую картину Вы написали?

 

- У меня удивительные ученики. Через три дня после операции - мой день рождения. И они в подарок приносят мне картину, где большими буквами написано на русском и армянском языках: "С днем рождения!" А я подошел и, обмакнув палец в краску, сделал небольшую поправку. Получилось: "С днем второго рождения!" И этот подарок мне настолько поднял настроение, что я написал цветущее поле.

 

Каковы Ваши творческие планы на ближайшее время?

 

- Я готовлю мощную выставку, где будет представлено как минимум 120 моих работ. Планирую провести ее в сентябре в Томском областном художественном музее. Это будет маленький праздник для меня и моих гостей со всех частей света, для которых я уже приготовил множество сюрпризов. Выставка для художника – как премьера для режиссера, и когда это первая премьера, это событие, и сердце бьется, как паровой молот… Но у меня уже столько их было, что уже, наверное, хватит строить большие планы. Буду просто работать.

 

Благодарю, Рафо!

 

- Располагайся поудобнее, налью тебе лучшее армянское вино. 

 

(оказывается, это было только начало :))

 

Гостиная